LEVIN'S HOUSE. АТЕЛЬЕ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИХ ОТКРОВЕНИЙ
Там, где начинается выбор, кончаются рай и невинность
Как выбрать психолога или психотерапевта для себя? Пошаговое руководство
Психотерапии необходимо обучаться, долго и интенсивно, а также пройти свою личную психотерапию.

Чтобы работать психотерапевтом или консультирующим психологом, нужно высшее образование, медицинское или психологическое. Иногда подойдет другое, например, педагогическое. После этого следует получить опыт клинической работы по профилю. И дополнительно обучаться психотерапии, долго и интенсивно. В ходе этого фундаментального тренинга необходимо пройти собственную многолетнюю психотерапию.

Людям с душевными недугами помогает многое, благоприятно воздействующее на психику и не требующее профильного обучения. Купание в проруби, хоровое пение, религиозная исповедь, прогулки на природе или дружеские советы. Часто это воздействует благотворно. Но это все не психотерапия.

Если бы я выбирал себе психотерапевта, психолога или психоаналитика, то выбирал бы по следующим критериям. Сначала опишу их в логическом порядке. Потом — в порядке важности. Получатся своеобразные фильтры, каждый из которых открывает двери в следующий этап выбора.
    10 этапов выбора
    Психотерапия или «фарма»? Первая развилка
    В этой точке вы определяетесь: вам нужна психологическая помощь или психофармакологическая?

    Если вам нужно психофармакологическое лечение, то психиатр обязателен. Не невролог, никто другой. Только психиатр компетентен в психофармакотерапии, только он имеет право выписывать соответствующие препараты.

    Если вы выбираете психологическую помощь, то к психиатру вам не нужно. Вернее, вам не нужно к нему за психофармакологическим лечением. Потому, что психиатр бывает и психотерапевтом и психоаналитиком, если получит соответствующую подготовку.

    Если вы приходите к тому, что вам нужна и психотерапия (психоанализ) и фармакотерапия, а психиатр — психотерапевт или психоаналитик, не советую лечиться у него психотропами и одновременно получать психоанализ или психотерапию. Не смешивайте два разнородных подхода, каким бы удобным это не казалось. Выберите двух разных пси-профессионалов. Один будет лечить вас таблетками, а другой — проводить психотерапию или психоанализ.

    Предположим, вы решили, что психологическая помощь вам нужна.
    Следующий перекресток: выбор жанра
    Теперь представьте, что вы хотите: психотерапию, психоанализ или консультативный процесс. С первичной консультации начнется и то и другое и третье. Разница в том, что последует. Психоаналитик проводит все перечисленное. Психотерапевт — психотерапию и консультирование. Оба могут быть психологами по базовому образованию. Психоанализу или психотерапии обязаны обучиться все те, кто практикует психоанализ или психотерапию.

    Психоаналитик проводит психоаналитическую психотерапию, другие он обычно не практикует, даже если он им обучался ранее. Исключением бывает психодрама. Вообще, психотерапевтических специализаций множество. Гештальт-терапия, когнитивно-поведенческая психотерапия, экзистенциальная психотерапия, гуманистическая психотерапия, телесно-ориентированная психотерапия, арт-терапия (разные виды), психодрама и много других.

    Традиционно психотерапевты специализируются в одной, которой они обучались в последнюю очередь. Но иногда психотерапевт придерживается синтетического подхода, в котором объединяет разные направления в единое целое, прибавляя к этому личные наработки. Или даже претендует на основание направления. Впрочем, последнее случается редко.

    Неискушенному пользователю сложно разобраться в психотерапевтических направлениях. Но попытаться можно, и это разумно. Дело в том, что каждому свое. Кому-то очень важны логика, причины и следствия — чтобы все было понятно. Другие категорически не любят дотошно в чем-то разбираться, им важнее смена впечатлений. Некоторые не могут без движения или не мыслят себя без музыки. Кто-то лучше всего раскрывается в создании изображений. Иные горячо приветствуют раскрытие психотерапевтом собственных чувств, а других это смущает или бесит. Попробуйте почитать о психотерапевтических подходах. Поучаствуйте в семинарах и вебинарах, которые проводят пси-специалисты, работающие в разных направлениях. Заранее неизвестно, какой подход «зайдет» вам лучше.

    Если вы не хотите углубляться в кухню психотерапевтических жанров, то не надо. Ограничьтесь общими представлениями и спокойно переходите к следующему этапу.
    Принцип анонимности: таинственный незнакомец, таинственная незнакомка
    Выбирайте незнакомого специалиста. И такого, о чьей личной жизни вы ничего не знаете. Это называется принципом анонимности.

    Почему так?

    Вы наверняка не рассказываете друзьям и близким о себе всего, что могли бы. Каждый человек хранит тайны. Почти никто не рассказывает о деталях своего сексуального поведения, в том числе, о мастурбации. Почти никто не раскрывает деталей своего поведения в туалете. У всех есть финансовые секреты. Каждый человек совершал поступки, за которые ему стыдно и которые теперь он старается не предавать огласке. У всех людей есть мысли, о которых никому другому лучше не знать: о родителях, о детях, о супругах и о посторонних людях.

    Психологу, психоаналитику, психотерапевту, психиатру все это рассказывать можно, а иногда необходимо. Чем пациент откровеннее и правдивее, тем выше вероятность успешной работы. Если пси-профессионал ваш друг или знакомый, вы осознанно или подспудно будете избегать выдавать свои секреты.

    С другой стороны, подробности частной жизни пси-специалиста, известные вам, ухудшают прогноз работы. В психотерапии, а особенно в психоанализе важно, чтобы пространство для фантазий пациента о психотерапевте или о психоаналитике было как можно шире. Знание действительности, в которой живет пси-профессионал, сужает это пространство. Это делает пациента менее свободным в своих ассоциациях, это обедняет терапевтический процесс, ассортимент рабочих средств психотерапевта или психоаналитика оскудевает.

    Грамотный пси-профессионал не возьмется за работу со знакомым по неформальным собраниям или компаниям, если такое знакомство является более чем мимолетным. Четкую границу здесь провести не так просто, бывают разные случаи, но принцип, я думаю, понятен.
    «Образование — клад; труд — ключ к нему». Оцениваем квалификацию специалиста: начало
    Это должен быть психолог, психотерапевт, психоаналитик, прошедший официальный личный тренинг (обучение). «Официальный» здесь не означает государственный. «Официальный» это зарегистрированный в организации, которая обучает психотерапевтов или психоаналитиков. Намного лучше, если такая организация получила обширное мировое признание. Много информации об этом даст посещение сайта организации. Посмотрите профиль пси-профессионала, посетите сайт организации его наиважнейшего тренинга. Определите такой тренинг по количеству лет, занятых им.

    В рамках профильного образования (тренинга) будущие психоаналитики и психотерапевты обязаны проходить личную психотерапию или психоанализ. Если это психотерапия, ей надлежит быть интенсивной: один раз в неделю не годится, два раза в неделю это спорно. Лучше три и чаще. Психоанализа реже, чем три сеанса в неделю, не существует. Такая психотерапия или такой психоанализ должны быть длительными: год или два это почти ничего. Три года это хоть что-то. А лучше пять лет и более.

    Остальная подготовка также не должна быть короткой — это не курсы переквалификации, это как еще одно высшее образование.
    «Полы паркетные, врачи анкетные». Оценка квалификации: продолжение
    Как оценивают квалификацию собратьев по цеху сами психологи, психоаналитики и психотерапевты?

    Они обязательно учитывают то, что было изложено в предыдущем пункте. Здесь так же, как и в остальных профессиях. Если человек не получил фундаментальной профильной подготовки, если он не проходил капитальную личную психотерапию или психоанализ, то всерьез его принимают только подобные ему люди. Точнее, пытаются.

    Мы читаем статьи коллег в научных журналах, читаем книги коллег, их интернет-публикации. Смотрим видеозаписи на ютубе и других подобных сервисах. Мы черпаем информацию из личных бесед. Люди получают титулы и регалии. Психологов и психотерапевтов показывают по телевизору, коллег периодически транслирует радио. Некоторые известны на всю страну. Циркулируют слухи о фантастических гонорарах. Мы используем эти сведения, чтобы оценить, кто чего стоит как профессионал.

    Немало людей, которые пишут приемлемо. Но о практической квалификации по текстам судить нелегко. Даже нам. Относительно просто отделить зеленых новичков. Тех, кто льет воду. Тех, кто пишет с пафосом, создает экзальтированную атмосферу, скрывая таким образом некомпетентность. Некоторые пишут грамотно — но человек с серьезной теоретической подготовкой не обязательно преуспевает на практике.

    Тех, кто умеет ярко выступать и уверенно говорить, тоже хватает. Маркетинговые технологии могут помочь на скорую руку слепить громкий личный бренд, за которым не ясно, что стоит. Регалии и звания тоже не гарантируют качества практической работы — их присваивают за другое.

    Экспертный способ судить о качестве практической работы пси-профессионала — слушать доклады его случаев. Те самые кейсы. Но не виньетки, которые в изобилии наводняют интернет, а полноценные доклады, сделанные на оффлайн-семинарах. В сообществе, к которому принадлежит психотерапевт или психоаналитик. Доклады на 7 — 10 страниц. История пациента, симптомы пациента, запрос пациента. Динамика психотерапии на протяжении нескольких лет лечения. Пара-тройка сессий. После доклада — публичное обсуждение. Все вместе занимает полтора часа. Если пси-специалист нигде публично не докладывается, это скверно.

    Иногда меня спрашивают, как я оцениваю, например, Михаила Лабковского. Как практика. Я отвечаю, что не знаю, как он работает практически. Потому, что докладов его случаев я не слышал. Может быть, он свои случаи нигде не докладывает, я не в курсе.

    Нельзя исключать, что некоторые люди способны делать сильные психотерапевтические заходы интуитивно. Нельзя исключать, что некоторым слабо обученным пси-ремесленникам удаются случаи излечения. Если хотите рискнуть и сделать на это ставку, попробуйте. Лишь бы помогло и не повредило.

    Потребителю психологических услуг все это оценить сложно. Но в основных чертах представлять нужно. Пойдем дальше.
    «А вы такое лечили?» Оценка квалификации: шаг 3
    В этом пункте обязан отметить переоценку клиентами специализации пси-профессионала по виду проблем.

    Неискушенные пользователи рассуждают по аналогии с медициной. Там пульманология, гастроэнтерология, ревматология и прочие специализации. Дерматолог не заменяет гепатолога, а кардиолог не суется в проктологию. Наверное, у психотерапевтов тоже так? Тот, кто лечит панические атаки, не работает с депрессиями? А тот, кто помогает прокрастинирующим клиентам, сторонится жертв любовных треугольников?

    Нет, не так. Психотерапевт лечит человека. Лечит то, что составляет личность в целом. В медицине вылечивают сердце, не трогая печень. Или кожу, не прикасаясь к глазам. В психотерапии подобное плохо проходит. Иногда такое делают, но без надежности. Не вылечивают, а на время подлечивают. Делают косметику, наводят блезир. А потом идет отдача.

    Да, тот или иной психотерапевт больше любит работать с истероидами, чем с шизоидами. Или охотнее имеет дело с обсессивно-компульсивными расстройствами, нежели с психосоматическими. Бывает даже так: зная о том, что потенциальные клиенты переоценивают важность специализации по виду проблем, психотерапевты им не возражают, а сами рекламируют себя как занимающих ту или иную узкую нишу.

    Но последний подход перекашивает реальность. Грамотный, обученный психотерапевт должен уметь если не все, то быть способным продуктивно работать в широких пределах. А психоаналитик — тем более. Специализация психоаналитика — это абсурдно. Личность пациента, повторюсь, намного важнее его расстройства. А психотерапия это не технология. Для успешной психотерапии нужно понять человека, а не применить к нему некий алгоритм избавления от проблем. Который якобы свой для каждого расстройства. Нет таких алгоритмов, не существует.

    Если психотерапевт не полный эклектик, то он специализируется относительно вида психотерапии: психоаналитическая терапия, гештальт-терапия, когнитивно-поведенческая и прочие. Психотерапевты специализируются по возрасту пациентов: например, работают с детьми и с подростками. Или, наоборот, с ними не работает. Психотерапевты специализируются относительно количества пациентов, с которыми работают одновременно: принимают индивидуально, пары, семьи, группы. Психотерапевты специализируются по языку, на котором работают. Например: только на русском. Не существует специализации психотерапевтов по полу, сексуальной ориентации, этнической или религиозной принадлежности пациентов.

    Специализация психотерапевтов по характеру проблем или по типу расстройств определенно существует по некоторым видам аддикций (алкоголизм, наркомания). Знаю, что некоторые психотерапевты не работают с людьми, которые переживают психоз, обычно шизофренический. Есть психотерапевты, специализирующиеся по суицидальным попыткам; по случаям острой психической травмы; по посттравматическим расстройствам. Возможно, по случаям нервной анорексии, особенно у подростков. Некоторые психотерапевты называют себя сексопатологами, но я не уверен, что они работают только в этой сфере. Пожалуй, это все.

    Так что не пытайтесь оценить квалификацию по характеру проблем, с которыми психотерапевт якобы имеет дело. Не перегружайте этот пункт. Он не должен быть на первом плане, он третьестепенный.

    С психологами, которые не претендуют на умение проводить психотерапию, проще. А с теми из них, чье постуниверситетское образование было слабым, если оно вообще было — еще проще. Они могут говорить о своей специализации, что захотят. Только я бы с серьезным запросом к таким не пошел.
    «Учение — это изучение правил; опыт — изучение исключений». Заканчиваем оценивать квалификацию
    И вот туман немного развеялся. Что мы видим? Мы подошли к одному простому заключению. Важен опыт. Чем дольше психотерапевт работает, тем лучше. На этом оценивать квалификацию заканчиваем.
    Я от Иван Иваныча...
    Рекомендации это хорошо. Если специалиста рекомендовали, то это обеспечивает кредит доверия со стороны пациента. Что облегчает психотерапию, особенно начало.
    «Ах, он мне нравится, нравится, нравится!»
    Обязательно, чтобы психолог или психотерапевт вам понравился. Если он по-человечески вам понравится, если между вами есть контакт, то процесс пойдет легче. Если вы не чувствуете, что этот человек вам нравится, то лучше не надо.

    Дать себе отчет в том, вызывает ли человек симпатию, можно за первые минуты общения. Поэтому не стесняйтесь обращаться к другому специалисту, если тот, к кому вы пришли, вам не понравился за время первой консультации. Какими бы не были другие обстоятельства.
    «Вы должны изучить правила игры. И тогда вы будете играть лучше, чем кто-либо еще»
    «Какой психолог хороший, а какой плохой? Плохой психолог за маленькие деньги говорит вам то, что вам приятно слышать, а хороший психолог за большие деньги задает вам вопросы, за которые вы его ненавидите». В этой шутке столько правды, что от шутки остается не много.

    Дурной признак, если психолог или психотерапевт сулит вам скорый успех. Никто не любит покорно принимать, что «быстро хорошо не бывает». На этом играют недобросовестные люди.

    Остерегайтесь, если человек, называющий себя психологом или психотерапевтом «на позитиве», а тем более, в экзальтации произносит всякие воодушевляющие призывы вроде тех, которые используются в рекламе.

    Не годится, если вы теряете над собой контроль, растворяетесь в словах пси-специалиста, испытываете тягу безоглядно довериться ему. Не обязательно, что в этом случае вас осознанно гипнотизируют. Но это означает, что по какой-то причине вы слишком сильно регрессируете, ваша критичность резко снижается, а ваша уязвимость возрастает.

    Психолог/психотерапевт должен аккуратно выглядеть. Во время беседы с вами он должен внимательно вас слушать, ведя себя сдержанно, выжидательно, но доброжелательно, не перебивая и не критикуя вас. Он не должен заниматься другими делами: перемещаться по кабинету, звонить и отвечать на звонки, читать и писать смски, курить, есть и пить. И вам не должен предлагать ничего подобного.

    Если вы замечаете, что он или она держится с вами на дружеской ноге, приводит примеры из собственной жизни или критикует других специалистов, это тоже не годится. Если вы чувствуете, что вас соблазняют или запугивают, подталкивают или принуждают, то это сигнал к тому, чтобы воздержаться от совместной работы.

    Этот критерий идет последним потому, что хронологически получается именно так. Если здесь все нормально, то он остается на этом месте. А вот если пси-специалист нарушает правила и пересекает границы допустимого, то важность этого критерия резко возрастает. Настолько, что он становится важнее всех остальных.
    Что в сухом остатке?
    ранжируем по важности, от более высокой к более низкой
    1
    Незнакомый
    2
    Прошедший официальное обучение (тренинг). Самое главное в этом тренинге — его интенсивная и длительная личная психотерапия или психоанализ
    3
    Опытный именно в практической работе с клиентами или с пациентами
    4
    Который понравился, с которым контакт
    5
    Которого рекомендуют
    6
    Который не нарушает границ и принципов поведения, изложенных выше. Нарушения перемещают этот пункт на самый верх иерархии критериев и он становится картой, которая побивает все остальные.
    7
    Прочие критерии
    Для того, чтобы узнать, как проводится первичная консультация и что бывает потом,
    обратитесь к разделу

    УСЛУГИ
    Другие эссе
    сходной тематики
    Made on
    Tilda